(8362) 42-36-32, 42-43-84 Йошкар-Ола, ул. Вознесенская, 39

Население Царевококшайска в XVIII веке. Дворяне, приказные люди и духовенство

Сравнение сопоставимых данных ревизских сказок XVIII в. свидетельствует о незначительном увеличении абсолютной численности населения в городе. Население росло за счёт естественного прироста. Так, по нашим подсчётам, в 1723 г. было зафиксировано в Царевококшайске - 424 души муж. пола, а в 1795 - 532. С учётом того, что соотношение мужчин и женщин приблизительно было равным, данные о численности населения следует удвоить.

В Царевококшайске соответственно в 1723 г. в 162 дворах находилось около 900 человек обоего пола, а в 1795 г. в 190 дворах (с учётом д. Вараксино) - 1183 человека. Населенность 1 двора в 1723 г. в Царевококшайске равнялась 6,2 души обоего пола. Население города было этнически однородным, в нём проживали исключительно русские.

Характерно, что при традиционном способе воспроизводства населения с высокой рождаемостью и смертностью и слабого притока извне, прирост населения в городе был не прямолинейно-восходящим, а волнообразным. Об этом, в частности, свидетельствуют данные церковной статистики - метрических записей по Царевококшайску.

При этом смертность среди пожилых людей старше 50 лет и малолетних детей была наибольшей. По данным метрических книг, в 1751 г. среди населения Царевококшайска наибольший удельный вес занимали лица в возрасте до 21 года. Средний возраст равнялся 33 годам. В 1776 г. соответственно средний возраст составлял 25 лет, больше всего встречалось лиц в возрасте до 10 лет. Долгожители были редкостью. Так, в 1751 г. упоминались 86-летние Иван Григорьев и Иван Кафтанчиков Большой, а в 1776 г. - 100-летний отец царевококшайского воеводы Пётр Алексеевич Веригин. Обычно женились и выходили замуж не позднее 20 - 21 года.

В XVIII в. заметно изменился сословный состав населения города. Это было вызвано как правительственной политикой, так и происходившими социально-экономическими процессами. В годы петровских реформ как социальная группа исчезло сословие стрельцов. Городскими реформами оформлялось "гражданство", росли его значение и удельный вес. Одновременно происходили перемещения из одних сословий в другие. Даже внутри одной сословной группы менялся социальный статус человека. Характерно, что принадлежность человека к той или иной сословной группе не являлась непреодолимой преградой для изменения своей профессиональной деятельности, перемещений в города и так далее.

Численность и сословный состав населения Царевококшайска в 1723 и 1795. (души мужского пола)

Господствующее и правящее сословие в городах представляли дворяне, находившиеся на государственной службе. Их доля в общей массе горожан была незначительной, но имела тенденцию к росту. Обычно воевода, его помощник и унтер-офицер штатной воинской команды были едва ли не единственными представителями дворянства. Периодически назначавшиеся Герольдмейстерской конторой Сената воеводы по Табели о рангах 1722 г., за редким исключением, имели воинский чин VIII - XIV классов. Это были армейские офицеры от прапорщика до майора. Штатские чины, назначавшиеся воеводами, имели чин не ниже коллежского асессора (VIII класс) и также обладали правами потомственного дворянства. Так, воеводою в Царевококшайске в 1751 г. был коллежский асессор А. А. Шишкин, в 1761 - прапорщик И. Г. Бабушкин, в 1767 - премьер-майор М. А. Матов, в 1776 - коллежский асессор Е. П. Веригин.

На увеличение численности дворян в городе заметно сказались реформы 1775 -1785 гг. Ключевые позиции в разросшейся бюрократической системе местного управления занимались исключительно дворянами. В частности, в Царевококшайске вместо ранее проживавших 2-3 дворянских семей, в 1784 г. числилось 9 семей.

В городе "приказные служители" воеводских канцелярий и других присутственных мест состояли в основном из чиновников низшего ранга. Подьячие, канцеляристы, подканцеляристы, писцы, копиисты не имели классного чина и дворянского звания. Службу они начинали копиистами, обычно "сверх вакансии". Это давало возможность приобрести практический опыт и постепенное продвижение по службе. Некоторые из них даже получали классный чин и права личного дворянина. Так, согласно ведомости 1767 г., в Царевококшайской воеводской канцелярии в "штате приказных служителей", кроме воеводы, воеводского товарища и секретаря, состояли 3 подканцеляриста и 5 копиистов. Причём, один канцелярист дослужился до должности подьячего с приписью и имел дворянское звание.

Состав приказных людей пополнялся не только за счёт своей социальной среды, но и выходцев из других сословных групп - детей городовых солдат, рассылыциков, разночинцев, священников, посадских и так далее.

Численность духовенства в городе в XVIII в. была чуть больше, чем дворян и чиновников. В 1723 - 1795 гг. его удельный вес в Царевококшайске возрос почти вдвое с 4,5 до 8,5 процента. Эта сословная группа состояла из священно-церковнослужителей городских церковных приходов. По своему составу православное приходское духовенство разделялось на три различавшихся между собою социальных слоя: священников-иереев (попы, протопопы), дьяконов и церковников-причетников (дьячки, пономари, псаломщики). Их положение существенно различалось по правам, доходам и образованию. В частности, в 1741 г. священнику и его семье в год полагалось 60 руб. денег и 60 четвертей ржаной муки, соответственно дьякону 40 руб. и 40 четвертей, церковникам - по 30 руб. и 30 четвертей.

По социальному положению духовенство относилось к неподатному полупривилегированному сословию. В XVIII в. оно претерпело заметные перемены, что в основном было связано с политикой абсолютистского государства в отношении этого сословия. В первой четверти XVIII в. петровские указы существенно ограничили возможности роста её численности. Периодически проводившиеся чистки строго определяли состав "действительных" и "недействительных" церковнослужителей. По указу 1722 г. первые зачислялись в приходской штат служащего духовенства и освобождались от рекрутчины, государственных податей и повинностей. Сверхштатные "недействительные церковники" (сыновья, родственники священников, истопники, причетники и др.) обязаны были платить подушную подать и нести различные казённые повинности.

Одновременно в XVIII в. наблюдалась тенденция сословной замкнутости духовенства. Специальными указами затруднялся доступ в это сословие представителям других социальных слоев, в особенности податных. Церковные места стали наследуемыми владениями отдельных семей, о чём, в частности, свидетельствуют и записи в метрических книгах XVIII в. по Царевококшайску. Как правило, сыновья священно-церковнослужителей после соответствующей подготовки занимали духовные должности. В конце XVIII в. некоторые из них получали семинарское образование. Но не все поповичи становились духовными служителями. Часть из них переходила в приказные, разночинцы, купечество, мещанство, солдаты и даже в крестьянство. В целом, введение твёрдого штата для служащего духовенства и политика правительства решающим образом сказались на приросте численности этой сословной группы горожан Царевококшайска.

Ананий Герасимович ИВАНОВ,

доктор исорических наук,профессор, заведующий кафедрой Отечественной истории МарГУ

Газета Возрождение, № 3 (14) апреля 2010 года


Источник: http://: http://club-vozrojdenie.ru/load/22-1-0-168

↑ Наверх